Хвастаюсь своими лаками и не только.

Larda Cheshko

«Фулгрим. Палатинский феникс», Джош Рейнольдс

«Фулгрим» — шестая повесть из серии «The Horus Heresy: Primarchs». На английском книга вышла чуть больше года назад, и всё это время я ждала её с нетерпением. Посмотрим, чего же я дождалась.

Так же, как и в других произведениях цикла, в повести показан один из ключевых моментов становления легиона — момент, когда свежевосстановленные Дети Императора, лишь недавно воссоединившиеся со своим примархом, отправляются в собственную экспедицию.

Повесть начинается с размышлений Фулгрима об эффективности методов приведения к Согласию, принятых в экспедициях Великого Крестового Похода. Молодого примарха не сильно радует перспектива завоевания через огонь и кровь, поэтому свою первую планету он решил покорить иным способом.

Визас — или 28-1 для имперцев — небольшая планета, примечательная в основном производимым вином, которое будет фигурировать в повествовании до последних страниц. Вино отменное, но в него постоянно мешали яды в надежде хоть кого-нибудь отравить. Один из материков Визаса был практически уничтожен в процессе атомной войны, межзвездный флот представлен парой развалюх, доставляющих заключенных на спутник, власть олицетворяет наследный губернатор Пандион IV, но желающих занять его место полон дворец. Главное развлечение местной аристократии — заговоры ради заговоров(видимо, дичи для охоты у них там не густо).

Фулгрим решил, что для приведения к Согласию ему понадобится 6 космодесантников, включая Фабия, главный итератор экспедиции Голконда Пайк со своей командой и месяц времени. Правда, уже на первом торжественном приеме начинаются покушения и обнаруживаются интересные тайны.

Одной из помех для приведения Визаса к Согласию стало Братство Сабазия. Но в отличии от истории Магнуса, Фулгриму достались не фанатики, а тайное общество, существование которого местные отрицали, пока не были найдены неоспоримые доказательства. Если честно, не понимаю их тактики. Зачем надо было отмахиваться словами типа «Сабазий это миф, ничего это слово не значит» и вызывать обострение любопытства примарха, если можно было просто сказать, что «ну да, когда-то было такое братство, но его давно разогнали». Видимо, им очень хотелось привлечь к себе внимание.

Само по себе Братство Сабазия стремилось к идеалу, их философия основывалась на борьбе желания и предназначения и утопичных идеях равенства. Эту часть учения Фулгрим не удостоил внимания, отчасти из-за нелюбви к философии в принципе (она напоминает ему изложение очевидных понятий загадочными фразами), отчасти из-за концовки повести, где надо было показать, что не смотря на всё свое высокомерие, Фениксиец способен признавать собственные косяки. Тут, как мне кажется, Джош Рейнольдс немного поиздевался над Фулгримом, который считал глупой идею сабазитов о том, что порядок навести можно одним идеальным ударом, но сам выбрал именно такую тактику. Зато у сабазитов была очень интересная система фехтовальных приемов, которая была частично взята для тренировки легионеров.

О Фулгриме

Характер молодого Фулгрима в книге раскрыт отлично, на мой взгляд. Его можно рассмотреть изнутри и снаружи. Как его воспринимают легионеры и участники экспедиции, что о нем думает население Визаса, наконец, что он сам думает о себе и своем предназначении и как собирается его выполнять. Фулгрим знает — то, что он является генетическим прародителем воинов, не гарантирует ему ни верности, ни любви. Тем более, что Легион лишь недавно восстановил приличную численность, командная структура хромает, а его боевой дух еще предстоит испытать.

В книге часто упоминается, что на момент встречи с Фулгримом от Детей Императора осталось всего 200 космодесантников, и не менее часто отмечаются сомнения других примархов в самостоятельности легиона. Естественно, Фулгрима это раздражает — он хочет доказать всем, и в первую очередь Хорусу, что он вполне готов вести экспедиционный флот. Фулгрим хочет, чтобы его уважали, а не жалели, именно поэтому так важно сейчас добиться успеха, причем идеального! При этом не менее важно избежать больших потерь, потому что иначе экспедиция не сможет продолжиться, и Фулгрима опять вернут под начало Хоруса. Он радуется как ребенок, когда появляется возможность показать себя! Леман хвалился, что побеждал с восемью сотнями, Хорус — с восемью десятками, а он ввосьмером сможет! Хотя радуется он не только этому, но и тому, что наконец-то может воевать вместе со своими сынами. Сам! Без присмотра братьев!

А ещё он завидует. Ведь в то время, как сам Фулгрим спасал одну планету, Жиллиман и Дорн правили целыми системами. Им достались легионы численностью в сотни тысяч космодесантников, а для Фулгрима сохранилось всего Две Сотни. У них конечно потрясающий послужной список и целая Палатинская Аквила на броне, но их всего двести. Маловато для флота. И даже им Фулгрим завидует. Он столько раз за книгу жалеет, что его не было с легионом в тех или иных сражениях, что мысли о зависти сами заползают в голову.

В общем Визас — одновременно отличный шанс укрепить боевой дух легиона, укрепить веру в себя, создать совместные воспоминания и утереть носы другим примархам.

О легионерах

Что касается самих Детей Императора, то их можно охарактеризовать следующей цитатой:

«От Детей Императора ожидалось, что они постоянно будут испытывать себя, но не существовало надежного способа проверить свои умения, кроме поединка с другим легионером. Успехи боевых братьев воспринимались как вызов. Любые достижения были мимолетными и вскоре забывались в погоне за совершенством, воплощенном в примархе.»

Больше про легионеров сказать особо нечего. Да, у них там царит дух соревновательности, но он не мешает им выполнять поставленные задачи. На поле боя легионеры действуют слаженно и даже успевают шутить и сочинять стихи. В этом плане они мне нравятся больше, чем Ультрамарины из первой книги цикла, хотя, казалось бы, у них даже больше поводов для ссор и нездорового соперничества — ещё недавно в легионе почти не было командной структуры, зато ЧСВ было до небес. Но тем не менее, когда Фулгрим резко повышает в звании Фабия, дабы избежать ненужных разборок, второй легионер практически моментально отменяет свой вызов и извиняется. И что-то мне подсказывает, что потом он не будет поджидать Фабия с ножичком за углом. В плане адекватности действующих лиц книга просто шикарна. Давно я такого не читала.

Фабий Байл

Естественно, ни одна книга про Детей Императора не обойдется без Фабия. Тем более, что он был единственным апотекарием в составе Двух Сотен и до встречи с примархом в одиночку пытался остановить вымирание легиона. Такая серьезная цель неминуемо дистанцировала его от боевых братьев и даже после того, как численность легиона удалось восстановить до приличных размеров, Фабий не стал общительнее. Он был полностью поглощен своей работой, и глядя на него, Фулгрим вспоминал некоторых людей с Кемоса, которые могли умереть от переработки, если их не останавливали вовремя. «Фабий учил новичков так же, как и дышал, — с легкостью, если ему вовремя напоминали.» Рекруты брали с него пример, но в Легионе его недолюбливали и звали Пауком. Фабий в курсе, но не злится на сослуживцев. Он даже пытается пошутить на эту тему, обещая Фулгриму быть «тихим, как паук».

В книге говорится, что Фабий родом из не слишком знатного дома и провел свое детство в Ингольштадте с настоящими бумажными книгами в кожаных переплетах. Какая милая отсылка к Франкенштейну.

Фабий практически не участвовал в боевых действиях, зато активно занимался сбором генетического материала. Он даже посетил тот самый погибший континент, чтобы пообщаться с местными жителями и выяснить, отчего они такие живучие и как это можно использовать.

О людях

Описанию обычных людей в повести тоже хватило места. Удивительно, книга занимает столько же страниц, сколько «Лоргар», но гораздо содержательнее!

И участники экспедиции, и жители Визаса — обычные люди, но как различаются их взгляды! Конечно, их роднит любовь к политическим играм и всевозможным способам убрать тех, кто мешает, но при этом команда Голконды Пайк показывает себя более квалифицированно, в то время, как визасцы свято верят в свою уникальность. Да, они в отчаянии и пытаются спасти свою планету, но им даже в голову не приходит, что всего этого от них ожидают и даже могут предсказать их следующие шаги. В процессе первого покушения Фулгрим чуть ли не с весельем обнаружил попытку отравления, а потом поупражнялся в ловле пуль руками, Пайк будничным тоном рекомендовала коллегам не пить вина и спокойно подсчитывала количество убийц в зале. Как бы не были искусны (по их мнению) визасцы, представители экспедиции всё это уже видели. И это их главное преимущество.

Голконда Пайк

Голконда Пайк — главный итератор Двадцать Восьмой экспедиции и негласная посланница Малкадора. Чрезвычайно проницательная старушка, которая в силу возраста и заслуженного положения не стесняется отчитывать примархов и может себе позволить выбрать экспедицию поинтереснее. В отличии от уже знакомого нам по первым книгам Ереси Кирилла Зиндерманна, она не вещает на площадях на широкую публику, вызывая у населения острое желание присоединиться к Империуму. Она непосредственно участвует в переговорах с правительством, попутно устраняя тех, кто не готов принять Согласие.

Голконда сама подала просьбу об участии в экспедиции, очевидно, не зря. На тот момент большинство планет приводились к Согласию при помощи оружия, так что Визас стал для нее отличной возможностью вспомнить, как здорово было вести переговоры. Она даже испытывает радостное волнение перед высадкой на планету! По мнению Пайк, у планеты есть большой потенциал, который мог быть загублен, если бы планетой занялся другой примарх, поэтому она полностью поддерживает план Фулгрима и принимает в нем самое деятельное участие.

У старушки отлично развит вкус, да и чувство юмора не хромает. Не смотря на бесконечные попытки отравления, она все равно пьет местное вино и практически радостно подсчитывает, сколько разных ядов в него успели добавить в этот раз. Она в принципе спокойно относится к покушениям, потому что они всегда были неотъемлемой частью переговорного процесса.

А ещё Голконда постоянно анализирует Фулгрима, порой приходя к неожиданным выводам. Например, что окружающий мир для Фулгрима может казаться чрезвычайно хрупким. Вывод был сделан на основе сравнения попыток обычного космодесантника удержать винный бокал и того, как аккуратно сам Фулгрим помогал ей зайти в Грозовую Птицу. Такие наблюдения ещё раз подтверждают, что воля у старушки была железная — большинство людей в присутствии примарха растекаются безвольной лужицей!

Всякие интересности.

«… с его обманчиво широких плеч ниспадала мантия, отделанная золотом и перьями.»

То есть, Фулгрима сейчас аккуратненько так дрищем назвали, да?

«Даже обычно погруженный в себя повелитель Второго нарушил безмолвие, чтобы обвинить Фениксийца в высокомерии.»

Бесценная крупица информации об одном из потерянных примархов. Очевидно, он не был треплом.

В книге упоминается, что Фулгрим считает варп-переходы примитивными, неэффективными и несовершенными и планирует поискать способы получше. Может Императору стоило его с собой на Терру забрать, а?

Фулгрим время от времени вспоминает Кемос (вообще, он постоянно его вспоминает) и сожалеет, что искоренил местных кочевников. А ещё раздумывает, что было бы, если бы он сам попал к дикарям, а не к рабочим. Был бы он похожим на Русса? Русса, кстати говоря, он тоже довольно часто вспоминает, причем в разных контекстах. Он понимает, что Русс умнее, чем кажется, но всё равно считает его дикарем. Он ищет поддержки у Лемана, которому так же досталась одна планета вместо системы, но натыкается на высокомерие и святую веру в особенность  родины Волков. Почему он не искал поддержки у Хоруса? У него тоже была 1 планета и более того, они долгое время сражались вместе.

«… хотя легионеры и возвышались над другими гостями, но старались вести себя дружелюбно. К Фабию, правда, это не относилось — апотекарий, рыскавший у дальней стены, разглядывал визасцев так, словно готовился препарировать их.»

Типичный Фабий. =)

Из книги можно узнать, что на Кемосе Фулгрим был обручен, причем неоднократно. Политические браки, само собой, но примарх признается, что некоторых из них он любил. На моей памяти это первое упоминание о женатых примархах.

Итог

Произведение написано легко, читается запоем, никаких перегибов, никто не бесит, в меру юмора, загадок и боев. Нам показывают людей, которые ведут себя как люди, и космодесантников, которые ведут себя как солдаты. Это действительно приятно почитать! А еще в процессе чтения лезет ностальгия по тем славным временам, когда Хоруса ещё не пырнули волшебным ножичком и мы не знали, насколько человечными могут быть примархи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные теги

Интересные записи

Смена режима и первые круглые цифры
Комментарии (40)
Гель-лаки Dance Legend
Комментарии (19)
Мои помощники. Часть 2 - Ремонт
Комментарии (11)
Итоги розыгрыша
Комментарии (11)
Быстроманикюр: Наклейки NCLA
Комментарии (11)

Новое в инстаграме